Игра: Новая жизнь

Неожиданное наследство

Владислав узнает о получении наследство. Начало странных событий

Этот день для Владислава Гедеоновича, не задался с самого начала. Начиная с того, что с раннего утра зарядил дождь, расшивая серо-грязное небо огненными росчерками молнии. Земля быстро напилась воды, превратившись в чавкающую под ногами грязную жижу. И заканчивая тем, что сегодня были похороны его единственного, нельзя сказать что любимого, брата. С братом Вышинский-старший никогда не ладил. Не считая того, что Георгий Гедеонович считал брата вполне оформившимся неудачником, они были абсолютно непохожи. Младший был высоким, подтянутым, загорелым. С вечной полуулыбкой на лице, человек-праздник. Они никогда особо не общались. Младший полагал, что Владислав несносный нудный разгильдяй. А тот не оставался в долгу, считая Георгия заносчивым и расточительным эгоистом. Но надо отдать ему должное, он очень любил их мать. Мог проводить рядом с ней целые сутки, когда она болела, и тратить на нее кучу денег. Разные отцы, разная внешность, разный характер. И лишь одна общая черта – расчетливость. Брат никогда и ничего не делал просто так. Следует ли говорить, что получить от него после смерти автомобиль было более чем странно.
Похороны прошли совсем обычно. Без всякого шика и помпезности. Вот так, живет человек как богач, как король, а потом умирает и его хоронят, точно также как и других людей, также как бедняков. Отличается только место на кладбище, да гроб подороже.
Drunk035
Кроме него и матери, в последний путь брата проводить никто не пришел. Будто и не было совсем у него друзей. А может и были, да смерть разрушает любую дружбу. Так его брат говорил всегда, считая что ты нужен и полезен только когда жив и здоров. Судя по тому, кто пришел на похороны, так оно и было. Священник довольно скоро прочитал стихи из библии и отпел тело. Наверное, он тоже спешил домой по каким-то своим делам, его ждала семья и дети. До мертвых никому нет дела. Наверное, так думал и нотариус, пришедший огласить завещание. Потому что никак иначе его грубость и желание поскорее избавиться от родственников умершего, объяснить было нельзя. Впрочем, там и читать было особо нечего. Несмотря на свою безбедную жизнь, брат им практически ничего не оставил. Несколько сотен тысяч рублей на счете в банке на имя матери, несколько безделушек из домашней техники, и самое главное – автомобиль. Но больше всего удивило Вышинского-старшего, что автомобиль был оставлен братом ему. Владислав даже помнил его. Старенький Форд Сиерра 1990 года выпуска, цвета «синий металлик». С небольшой вмятиной на правой задней двери. Тогда брат первый раз сел за руль пьяным, не справился с управлением, и его отбросило на столб. С того времени, у брата было множество машин, гораздо новее и лучше. Но этот старенький автомобиль, был его самой первой иномаркой, и Георгий им всегда очень дорожил.
Стоянка, на которой машина ожидала своего нового хозяина, находилась практически на другом конце города. Поэтому, собрав документы на автомобиль, Владислав Гедеонович отправился туда только на следующее утро, посвятив ночь воспоминаниям о брате. «Воспоминаниями» он называл несколько пустых бутылок дорого виски, которые с утра нашли дворники, когда выносили мусор, жуткую головную боль, и красные глазенки, которых и так-то не было видно. Через несколько часов Вышинский прибыл на место дислокации автомобиля. Стоянка была довольно большой. Практически идеально ровные ряды автомобилей уходили вдаль, вызывая ощущение какого-то сюрреалистического пейзажа. Небольшое здание с правой стороны от входа, видимо помещения для администрации стоянки и сторожей. Вход преграждала пропускная система в виде шлагбаума, и огромной собаки. Порода собаки была непонятна, но судя по ее внешнему виду ее мать – дворняга, когда-то согрешила с овчаркой.

“Хорошо все таки что я не поперся сюда вчера вечером, а ведь были спьяну такие мыслишки…” – подумал Гедеонович, рыская взглядом по рядам холодного разноцветного металла ,высматривая родной, до боли знакомый выгоревший, но пока еще синий металлик.“Вон он, старичек”..и решительно двинулся в сторону сторожки. Наверняка за его новым питомцем числился, увеличиваясь каждые 24 часа , долг и Гедеонович хотел побыстрее скинуть с себя эту ношу – он не любил быть в долгу. Гораздо приятнее когда должны тебе. Это была любимая фраза отца…Отец…семья…брат…братишка…Впервые после похорон на него нахлынула тоска о потере родного человека…Но он уже открыл дверь сторожки. “Здорово, мужички!” – весело и непринуждённо, как будто был здесь завсегдатаем, сказал он в пространство сторожки, не особо видя кому….

Помещение было небольшое, даже если не сказать маленькое. На одной из стен было огромное окно, с видом на саму стоянку. У другой стены стоял небольшой столик, холодильник, напротив узенький, старый диван. В общем, ничего необычного в помещении не было. Этот урбанистический пейзаж дополняло два человека. Хотя людьми их можно было назвать с большой натяжкой. Скорее это было два куска тела, недвижно лежащие среди утвари. Одно из тел лежало на диване, в позе «как упал, так и лежу». Второе полусидело на стуле, сложив голову на столешницу.
При звуке резко открывшейся двери и громкого голоса, человек, полулежащий за столом, приподнял голову и поглядел на вошедшего мутным взглядом.
Drunk033
-Агрхххкхх… – проскрежетало тело, видимо пытаясь что-то сказать. Затем рука потянулась к стоящему рядом кувшину, видимо с водой. Сделав несколько больших глотков живительной влаги, но по большей части пролив на себя, тело снова попыталось сфокусировать взгляд на вошедшем.
-Аххк ты кто? Че надо? – несколько грубо спросил человек, пахнув на Владислава Гедеонович, которому и без того было несладко, жутким перегаром.

Запах, которым было наполнено помещение, вызвал у Владислава не самые приятные ощущения. Это что ж за гадость вы тут такую пьете то? -подумал он ,а вслух произнес, сдерживая позывы из глубин организма:
-Бог в помощь! Дело есть.
С этими словами он стал шарить рукой в своей наплечной сумке. – Как жопой чувствовал, что пригодится.
К слову сказать, пятая точка редко подводила Гедеоновича. Чего стоит хотя бы случай с его поездкой к сестре в деревню на ее день рождения. Как назло, за два дня до поездки у его машины забарахлил движок, а поскольку сам Гедеонович копаться в ней не особо любил, то отогнал ласточку к знакомым кудесникам ключа и кувалды. Те клятвенно обещали вернуть машину владельцу на следующий день ”как с конвейера”. Но, как это обычно водится у шаманов клапанов и цилиндров, количество зелья было не совместимо с выполнением работ. Поэтому Владислав был вынужден идти на авто вокзал. В этот день до нужного нашему герою пункта было два автобуса – утром ,около 9, и днем часов в 12. Ум Владислава знал, что раньше сядешь – раньше выйдешь…но вот шестое чувство в пятой точке было с этим категорически не согласно. Спорить с ним он не привык, благодаря чему и смог, проезжая на дневном автобусе, наблюдать на двадцатом километре трассы, на обочине, искореженные останки утреннего….
Гедеонович извлек из сумки бутылку недорогого коньяка и смачно водрузил ее на небольшой столик…Знал бы что все так запущенно – взял бы левой водки…

- Мммм…Оооо… – воскликнул один из сторожей, жадно глядя на бутылку. На его лицо временно вернулось осмысленное выражение, а в глазах промелькнули признаки явно сдерживаемых мыслительных процессов. Видимо мать в детстве говорила ему, что показывать всем данные процессы неприлично.
–Ты пришел забрать свою машину… – сделал он, наконец, гениальное умозаключение, учитывая что все они находились на стоянке. –Забирай…
Нетрезвое тело махнуло куда-то в сторону окна, и полностью переключило свое внимание на только что принесенное добро. Видимо будить своего товарища и делиться он не собирался. И правильно, кто же делится халявой. Но надо отдать ему должное, как бы он не напился, чувство направления его еще не подвело, или у него в роду были гениальные топографы. Его рука четко, не дрогнув, указала на дверь, которая, судя по всему, выходила на сам автомобильный «плацдарм»
Где-то на улице, недалеко от сторожки, громко лаяла собака. Пес видимо не разделял радости хозяев, по поводу так внезапно снизошедшей на них халявы. А может он вообще ни чьей радости не разделял, а был очень злой собакой, которая даже без зубов засасывает насмерть. Хотя возможно он просто хотел есть, и пытался выразить это всеми доступными ему средствами.

-Что и требовалось показать -буркнул Гедеонович .Выходя из сторожки он кинул взгляд на “стражей железных коней”,непонимающе удивляясь ментальности русских .И даже не столько этих двоих,у них то ментальности было не больше чем у медузы .А тех ,кто доверяет им на сохранение свои транспортные средства…

Быстро и без сожаления, оставив позади двух ярких представителей местной фауны, Владислав вышел на саму стоянку. Длинные ряды машин, тянулись, насколько хватало глаз. И глаз радуется подобному зрелищу, даже если знаешь, что все эти машины принадлежат другим людям. Но еще больше радуешься, когда знаешь что среди этого разнообразия, находится и твоя собственность. Этакая художественная практичность.
Рядом со сторожкой, озаряя округу громким лаем, рвался с цепи собачий бастард. Не очень далеко от входа, в четвертом ряду, Владислав Гедеонович заметил синий форд. Солнце припекало, от машин поднимался запах разогретого металла. «Металик» машины сверкал на солнце, манил к себе игрой света на блестящей поверхности.
Вышинский подошел к знакомому автомобилю, ненадолго задержав взгляд на вмятине на задней двери. Странно, но она совсем не портила общее впечатление от машины, даже наоборот выглядела вполне органично. На заднем фоне пес совсем разошелся, гавкая уже с надрывом, с хрипотцой. «Фу, плохая собака», – послышался пьяный тенорок сверху. Видимо этим милым людям в сторожке так и не пришло в голову, что животное может лаять не просто так. Вполне возможно оно почувствовала чужой запах, и пытается делать то единственное, что хорошо умеет – охранять доверенную территорию.
Владислав Гедеонович открыл теперь уже свой автомобиль. В лицо пахнуло раскаленным воздухом, и неприятным затхлым запахом. Видимо его уже давно не открывали и не проветривали. Внутри было чисто, видно, что Георгий следил за своим старым «товарищем», хотя Вышинский-младший был аккуратистом во всем. Сиденья были относительно новые, явно недавно перетянутые, недешевой бежевой тканью. На руле новый кожаный чехол, панели до блеска начищены, будто брат специально подготовил автомобиль к передаче другому человеку. Справа, напротив пассажирского сиденья, как и положено бардачок. Причем, что самое удивительное, нормально закрытый, а не как обычно у многих русских людей – болтающийся на куске проволоки. Из бардачка выглядывал уголок какого-то прозрачного материала.
4cac4b6fdf38c7.07862803 parkovka na sharikah
Владислав бросил сумку на заднее сидение и привычным движением руки вставил ключ с потёртым брелком в замок зажигания и уже было собрался повернуть его и уехать ,(на всю процедуру “вступления в наследство” он в своём сегодняшнем распорядке дня отвёл не очень много времени, и оно его уже поджимало .Дело в том ,что сегодня в третьем подъезде с 12 часов планировалось производить опрессовку систем отопления ,посему присутствие опытного сантехника было стратегической необходимостью) ,но врождённое любопытство приостановило запуск двигателя .Это что то ,торчащее из бардачка резко контрастировало с общим порядком ,и ,как показалось Гедеоновичу ,порочило память покойного.
-Братишка любил что б всё аккуратненько было .–и ,отпустив ключ , он потянулся к бардачку что бы восстановить порядок…

Comments

charodeika

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.